Взаимодействие Вознесенского Печерского монастыря с Императорским Православным Палестинским Обществом

Памяти члена ИППО протоиерея Гавриила Сретенского

pict

img148

    

16

  

17

  

DSC00235

 

14 сентября 2021 года действительные члены ИППО А.Н. Панин и архимандрит Тихон (Затёкин) в рамках совместной программы «Возвращение памяти» посетили Московское Даниловское кладбище, где помолились на могиле почетного члена Палестинского Общества, проповедника и миссионера, протоиерея Гавриила Сретенского (1828 – 1890 гг.).

Заместитель председателя Московского областного отделения ИППО, председатель правления фонда «Возрождение культурного наследия», член Союза краеведов и Союза писателей России Александр Николаевич Панин и заместитель председателя Нижегородского отделения ИППО, член Союза писателей России, игумен Нижегородского Вознесенского Печерского монастыря архимандрит Тихон (Затёкин) уже не в первый раз посещают этот старинный некрополь.

Целью программы «Возвращение памяти», в рамках которой члены ИППО вновь посетили Даниловское кладбище, является сбор информации обо всех членах региональных отделов Общества, поиск их фотографий, изучение их трудов, как на ниве Общества, так и в общем контексте их жизненного пути.

На сегодняшний день в базе фонда находится более 300 погребений членов Императорского Православного Палестинского Общества.

Председатель ИППО Сергей Вадимович Степашин уже неоднократно в своих выступлениях высоко оценивал важность этой программы и благодарил ее инициаторов Александра Панина, Семена Ваксмана и архимандрита Тихона (Затёкина).

Даниловское кладбище — одно из крупнейших «чумных» кладбищ Москвы, расположенное в Донском районе Южного административного округа. Оно основано в 1771 году и получило свое название от Даниловской слободы, рядом с которой и находилось.

«Даниловское кладбище можно смело назвать купеческим, да другим оно и быть не могло, близко примыкая к купеческому Замоскворечью. Пожалуй, ни на каком больше московском кладбище нет такого обилия купеческих памятников, как на этом. Типичные для середины прошлого века надгробия в форме цилиндрических колонн, конусов, обращенных вниз остриями, колонн, перебитых кубом, попадаются здесь во множестве. Кладбище не распланировано правильными дорожками, отчасти этому мешало расположение его на изрезанной оврагами площади, а отчасти и простая традиция, по которой вообще все наши прежние кладбища не распланировывались», — писал в 1916 году известный московский писатель и краевед Алексей Тимофеевич Саладин.

31 декабря 1772 года на кладбище была построена и освящена деревянная церковь во имя священномучеников Херсонских, но к 1828 году она обветшала. Известный московский благотворитель и меценат, купец Симеон Лепешкин профинансировал строительство нового храма Сошествия Святого Духа в стиле ампир по проекту архитектора Федора Михайловича Шестакова. Одновременно были построены богадельня, флигель и кладбищенская ограда. Храм был освящен 25 сентября 1832 года. 

В 1930-х годах церковь не закрывалась. 13 октября 1941 года, перед эвакуацией из Москвы, Патриарший местоблюститель митрополит Сергий (Страгородский) назначил ее почетным настоятелем архиепископа Алексия (Палицына) с титулом Волоколамского.

Из закрытого в 1929 году Симонова монастыря в храм были переданы святыни монастыря: иконы Божией Матери «Иверская» и «Скоропослушница», икона преподобного Серафима Саровского. 

В 1901 году на территории кладбища была построена и освящена церковь во имя святителя Николая Чудотворца, а через год возведена Никольская часовня. В 1906 году с южной стороны церкви была сделана пристройка по проекту архитектора Николая Дмитриевича Струкова.

Один из самых больших столичных некрополей хранит память о множестве известных людей, среди которых деятели искусства, писатели, художники. Местом паломничества кладбище стало с тех пор, как здесь была погребена почитаемая народом старица, блаженная Матрона Московская. Здесь же, близ одного из немногих действующих храмов Москвы, «чтобы слышать службу», хотела обрести последний покой старица Матрона Никонова, ныне прославленная святая Русской Церкви.

Сейчас, когда мощи святой находятся в Покровском монастыре столицы, не иссякает поток верующих к часовне на месте ее могилы.

Много лет за могилой матушки Матроны ухаживала Антонина Борисовна Малахова. Она чуть ли не жила здесь, при могиле. Паломники шли непрерывно, и она оставалась на кладбище иногда даже на ночь, чтобы объяснять людям, как надо подходить к матушке, как вести себя у могилы.

Немало среди погребенных было и православных священнослужителей, иноков. С давних пор верующие приходят к местам упокоения старца Аристоклия, бывшего в начале XX века настоятелем Московского Афонского подворья русского Свято-Пантелеимонова монастыря, а также его ученика, иеромонаха Исайи, скончавшегося в 1958 году.

Неоднократно уже члены ИППО архимандрит Тихон и Александр Панин посещали на Даниловском кладбище могилу председателя Витебского отдела Императорского Православного Палестинского Общества, почетного члена Казанской и Московской Духовных академий, архиепископа Иннокентия (Ястребова).

В этот раз посещение некрополя было связано с могилой выдающегося представителя московского духовенства и Императорского Православного Палестинского Общества, протоиерея Гавриила Григорьевича Сретенского.

«Почивший о. протоиерей пользовался широкою известностью не только в Москве, но и в Петербурге: его знали люди высших слоев общества, люди придворного круга и даже Великий Князь Сергей Александрович. И везде почивший оставил образ в высшей степени симпатичного человека, невольно привлекавшего к нему каждого с ним встречавшегося, и затем – многостороннего и полезного общественного деятеля.

Почивший несомненно имел душу, наделенную от природы богатыми дарованиями: в этом разрешение необыкновенной его симпатичности и возможности стать полезным общественным деятелем.

Вся жизнь почившего со школьной скамьи и до гробовой доски была трудом непрерывным и добросовестным. Он не ограничивается, однако, отправлением своих прямых обязанностей – нет, он является любвеобильным проповедником слова Божия темничным узникам, преподавателем истин веры и правил нравственности в высших домах столицы, и при этот ревностно отдается благому делу попечения о распространении Христовой веры язычникам далекой Японии, – делу, которому он служил с неослабною ревностию до конца дней своих, и которому принес, поистине, великую пользу, так что имя его неразрывно связано с возникновением и развитием Японской миссии. Щедро сея семена слова Божия для своей ближайшей паствы, он сеял их и за пределами ее на девственной ниве юных сердец в различных школах и учебных заведениях», — было отмечено о почившем отце Гаврииле на страницах Московских церковных ведомостей.

Закончив Вифанскую Духовную семинарию в 1848 году, Гавриил Григорьевич Сретенский вступил на епархиальное поприще диаконом к Казанскому собору на Красной площади.

Здесь он сразу стал под руководство известного богослова и настоятеля Казанского собора, протоиерея Александра Невоструева. По поручению и под наблюдением этого выдающегося религиозного деятеля он вступает на проповедническое поприще — ведет в систематическом порядке в приписной к Казанскому собору церкви во временной тюрьме беседы с заключенными. Через шесть с половиной лет отец Гавриил Сретенский переходит к московской церкви Успения Пресвятой Богородицы на Остоженке.

В 1870 году состоялось знакомство отца Гавриила с великим миссионером и просветителем Преосвященным Николаем (Касаткиным), будущим почетным членом ИППО и святым равноапостольным Николаем Японским и он начинает свои титанические труды, направленные на помощь Православной Церкви в Японии.

«Нужно было приняться за дело, нужно было пробить брешь в русском обществе и народе для далекой Японии, о которой в России почти ничего не знали. Нимало не смущаясь от невнимания и равнодушия, уверенный в святости православного дела и в государственном значении миссии в Японии, о. Гавриил Сретенский начинает сеяние во всех кругах русского общества, распространяя сведения о Японии, разъясняет значение ее для России. Затем пишет статью о Японии и значении православной миссии в ней: статья настолько была содержательна и рельефна, что ее с любовью помещает в "Русском вестнике" Михаил Никифорович Катков, отзывавшийся для всех русских интересов и симпатизировавший Японии до конца своей жизни. И вот, потекли различные пожертвования в Японию не только из Москвы, но из разных городов и углов России. "Мы, благодаря Вам, Гавриил Григорьевич, стали на твердые ноги", — пишет неоднократно в своих письмах почтенный труженик Николай, облеченный к тому времени в сан епископа.

Впоследствии японская миссия принята в круг ведения Православного миссионерского общества. В свой следующий приезд в Россию для посвящения в епископы глава японской миссии собрал пожертвования более 20000 рублей. А отец Гавриил Сретенский как служил путеводителем и пособником Преосвященному Николаю во время его приезда в Москву за сбором пожертвования, так и до самого последнего времени оставался деятелем на пользу Японии: Преосвященный Николай часто писал ему о возникавших нуждах и потребностях миссии, а Сретенский по мере сил старался делать все для удовлетворения миссии. Даже за месяц перед смертью он давал, хотя уже через других, ответ телеграммой на запрос Преосвященного Николая относительно устройства русского звона при богослужении в Японии», — отмечалось на страницах Московских церковных ведомостей.

С 1873 года до самого своего отшествия в мир иной в 1890 году, он был настоятелем московского храма Вознесения Господня на Никитской улице (Малое Вознесение).

Начиная с 1882 года, отец Гавриил подключается еще к одному великому делу: «Возникает в Петербурге Императорское Православное Палестинское Общество, положившее себе великие задачи — учено-археологические, паломнические, государственные. Во главе Общества — Великий князь Сергий Александрович, а вокруг него группируется значительное число интеллигентных и уважаемых лиц Петербурга. Нужно было сделать известным общество и его задачи в Москве — сердце православия и русской народности. Выбор пал для этой цели на о. Гавриила Сретенского, потому что многие в Петербурге знали его лично, а в Москве указывал на него как на человека, соответствующего цели, Преосвященный Алексий, впоследствии архиепископ Литовский. Деятель Японский с опытностью берется за новое дело. Общество становится известным в Москве, а через Москву и в других местах России: привлекается большое число членов в Общество, возбуждается сочувствие к нему, растут материальные средства. Отец Гавриил Сретенский продолжает быть звеном, соединяющим всех, заботящихся об успехах Общества. В квартире его нередко можно было встретить уважаемых лиц Петербурга, которые посещали его, беседовали о делах Общества, а вместе с ними и истинных представителей Москвы и русского народа, которые бывали у него для того, чтобы услышать сведения о Палестине, а потом, с совета его, отозваться на какие либо нужды и потребности русского дела в Палестине».

Блестящие труды отца Гавриила Сретенского на поприще Палестинского Общества, были отмечены его Председателем Великим князем Сергеем Александровичам, который удостоил его в 1884 году «искренней благодарности за примерно-ревностную и плодотворную деятельность для пользы Императорского Православного Палестинского Общества». В 1886 году из действительных членов Общества отец Гавриил «за особенные заслуги» был возведен в звание почетного члена.

К заслугам приснопамятного отца Гавриила на общественном поприще нужно отметить труды на благо 3-го Кадетского корпуса (открыт в 1868 году по повелению Государя Императора Александра II в Москве для подготовки дворянских детей к воинской службе), Синодального училища церковного пения и законоучителя Императорской консерватории.

Немало трудов приложил этот почтенный протоиерей и к благоустроению своего храма и своего прихода. Начало его служения в церкви Малого Вознесения ознаменовалось освящением в 1874 году третьего престола в честь Усекновения главы святого Пророка, Предтечи и Крестителя Господня Иоанна. До этого храм оставался двухпрестольным в течение более полувека. Важным событием в истории прихода явилось также строительство в 1873-1874 годах каменного четырехэтажного дома, в котором были помещены семьи причта.

К числу забот отца Гавриила Сретенского о благолепии своего храма относится попечение о церковном хоре: в годы его настоятельства своды храма оглашались пением одного из лучших столичных хоров, составленного из синодальных певчих (в приходе церкви Малое Вознесение находился Синодальный дом с проживавшими в нем певчими).  

С 1882 года храм Малое Вознесение становится известным широкому кругу москвичей, и многим русским людям, где можно было узнать о Святой Земле, получить помощь для самого трудного для русского паломника пути к святыням града Иерусалима. Большой четырехэтажный церковный дом становится местом, где в домашней обстановке встречаются у отца Гавриила члены Палестинского Общества из Москвы и Санкт-Петербурга, — историки, археологи, духовные лица, меценаты. В 1888 году, за 2 года до своей кончины, совершил паломническую поездку во Святую Землю и сам протоиерей Гавриил Сретенский. Он посетил святые места земной жизни Спасителя, и неоднократно приносил бескровную жертву на Гробе Господнем.

И сегодня на мемориальной доске деятелей ИППО на Александровском подворье в Иерусалиме золотом выбиты слова «Протоиерей Гавриил Григорьевич Сретенский».  

«Нелегок был жизненный крест этого священника. Потеряв жену в возрасте 33-х лет, он впоследствии лишился своих взрослых детей. Сын умер в молодом возрасте, когда ему открывалось поприще профессора Московского университета, единственная дочь скончалась вскоре после того, как сделалась супругой одного из московских пастырей». Один из присутствовавших на погребении отца Гавриила так отозвался о почившем в своей речи: «Обращаясь к твоей жизни, деятельности и взглядам как приходского пастыря, законоучителя и миссионера, я укажу здесь только одну черту, замеченную мною и резко выдающуюся из числа других. Эта черта верное понимание цели жизни и назначения человеческого здесь на земле, вследствие ясного и просвещенного взгляда на нее. Ты увидел в ней не источник радостей и удовольствий, а наоборот, источник скорбей и бедствий — душевных и физических. Поэтому труд и деятельность ты предпочитал и ставил выше всякого другого времяпровождения, спокойного и беззаботного».

Отец Гавриил скончался «25-го марта в 4 часа пополудни» 1890 года и был погребен на Даниловском кладбище в городе Москве. Он был погребен на фамильном участке, рядом с могилами своей супруги, дочери и сына. К сожалению, надгробные камни не сохранились. Но сохранилось само место, на котором уже позднее, в советские годы, усилиями неизвестной женщины, был установлен крест, табличка и фотография отца Гавриила.

Действительные члены ИППО архимандрит Тихон и Александр Панин помолились на могиле отца Гавриила, трижды пропев «Вечная память». От имени всего Палестинского Общества на могилу были возложены к подножию креста цветы.  

Могила, табличка на кресте и прилегающая территория были тщательно сфотографированы и внесены в базу данных благотворительного фонда.

Также была осуществлена и фотографическая съемка всей территории, прилегающей к могиле протоиерея Гавриила Сретенского.

В самое ближайшее время намечены переговоры Московского областного, Нижегородского отделений ИППО и руководителя Молодежной секции ИППО, искусствоведа, старшего научного сотрудника «Дома Гоголя» Олега Юрьевича Робинова, посвященные захоронению протоиерея Гавриила Сретенского.

 
 
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика
Создание сайтов
Студия Level Up