ikona
Тропарь
глас 4

Вознеслся еси во славе, Христе Боже наш, радость сотворивый учеником обетованием Святаго Духа, извещенным им бывшим благословением, яко Ты еси Сын Божий, Избавитель мира.

Кондак
глас 6

Еже о нас исполнив смотрение, и яже на земли соединив небесным, вознеслся еси во славе, Христе Боже наш, никакоже, отлучался, но пребывая неотступный, и вопия любящим Тя: Аз есмь с вами и никтоже на вы.

Памяти игумена Тихона (Ципляковского)

pict

547

 

550

  

548

 

552

553

Игумен Тихон 
(Ципляковский)
Вид на 
Вышенскую пустынь
Святитель 
Феофан Затворник
Вид келии святителя 
Фефана Затворника, 
в которой ныне 
расположен музей.  
Фото 2019 г.
Карта святых мест 
Иерусалима

 

554

555

556

  

557

   

558

      Книга 
игумена Тихона 
о Санаксарском 
монастыре
Книга 
игумена Тихона 
«Искатель непрестанной 
молитвы»

 

559

   

567

     

561

   

562

Великий князь 
Сергей Александрович 
и Великая княгиня 
Елисавета Феодоровна
Э.Д. Нарышкин. 
Фотограф 
Хрисанф Бровкин. 
1892 г.
Книга 
архимандрита 
Тихона (Затёкина) 
и А.Н. Панина
Некролог 
об игумене Тихоне

 

563

  

564

   

565

   

566

Вид Свято-Успенской 
Вышенской пустыни. 
Фото 2019 г.
А.Н. Панин 
у алтаря 
Казанского собора
А.Н. Панин 
у могилы 
архимандрита 
Аркадия
Надгробная плита 
подвижника Вышенской пустыни 
иеромонаха Илариона. 
Фото 2019 г.

4 мая 2020 года члены ИППО архимандрит Тихон (Затёкин) и А.Н. Панин завершили все архивные и изыскательские работы, посвященные памяти яркого представителя русского православного монашества, духовника святителя Феофана Затворника, паломника и духовного писателя, подвижника Вышенской пустыни игумена Тихона (Ципляковского).

Эта работа, как и многие другие, была проведена в рамках совместной деятельности Нижегородского Вознесенского Печерского мужского монастыря и благотворительного фонда «Возрождение культурного наследия».

Именно сейчас, в условиях вынужденных карантинных мер и самоизоляции, стало возможно более активно проводить исследования и систематизацию архивных материалов, накопленных за долгие годы работы.

Инициаторы уникальной программы «Возвращение памяти» - заместитель председателя и член Совета Московского областного регионального отделения ИППО, председатель правления благотворительного фонда «Возрождения культурного наследия» Александр Николаевич Панин, генеральный директор благотворительного фонда «Возрождения культурного наследия» Семен Яковлевич Ваксман и заместитель председателя Нижегородского отделения ИППО, игумен Вознесенского Печерского мужского монастыря архимандрит Тихон (Затёкин).

За прошедший апрель 2020 года архимандритом Тихоном и Александром Паниным была проделана колоссальная работа: систематизированы и полностью подготовлены к новым публикациям материалы, посвященные членам Нижегородского отдела ИППО: архимандриту Макарию (Ястребскому), архимандриту Досифею (Цветкову), протоиерею Андрею Шипкову и купцу Александру Крюкову. Было принято совместное решение увековечить их память в конце 2020-начале 2021 гг. – открыть мемориальные доски на местах их служения или на местах их трудов. 

Также был подготовлен материал о посещении Нижнего Новгорода почетными членами Императорского Православного Палестинского Общества Великим князем Владимиром Александровичем и Великой княгиней Марией Павловной.

Не менее успешно продвигается и работа над новыми книгами: «Возвращение памяти. К 115-летию со дня гибели Великого князя Сергея Александровича» и «Сергиев скит Калужского отдела Императорского Православного Палестинского Общества».

Так, на сегодняшний день завершаются все работы по систематизации документов, посвященных изучению жизни и трудов на благо Русской Православной Церкви выдающегося деятеля Императорского Православного Палестинского Общества, постриженика Святой Горы Афонской, бывшего долгие годы настоятелем Константинопольского подворья Русского Свято-Пантелеимонова монастыря, архимандрита Паисия (Балабанова). Сей подвижник скончался в Нижегородском Вознесенского Печерском монастыре, и трудами двух отделений ИППО на месте его погребения был установлен крест и новое гранитное надгробие.

Уже на протяжении нескольких лет архимандрит Тихон и Александр Панин собирают материалы, посвященные самобытному духовному писателю второй половины XIX века, настоятелю нескольких монастырей, паломнику, совершившему путешествие по Святым местам Востока и Святой Горы Афонской, духовнику Святителя Феофана Затворника – игумену Тихону (Ципляковскому).

Игумен Тихон (Ципляковский) всю свою многотрудную жизнь не только учился монашескому деланию, но и сам деятельно воплощал оное в жизни своей. Он стал известным духовным писателем, оставившим после себя множество трудов по истории, а также писем, обращенных к своим чадам. Эти труды отца Тихона еще не полностью исследованы и ждут своего часа.  

Он был уроженцем Тамбовской губернии, Шацкого уезда, старинного села Гремячево и происходил из семьи потомственных священнослужителей.

Иаков Григорьевич, так звали его в миру, был младшим сыном священника прихода села Гремячево Григория Ивановича Ципляковского. В 1862 году в селе на средства прихожан вместо деревянной была выстроена новая каменная церковь во имя Святителя Николая Чудотворца. 

В раннем возрасте он лишился своего отца и поступил в Шацкое Духовное училище при помощи своих старших братьев. В Тамбовскую Духовную семинарию он поступил по совету и учился в ней на средства своего старшего брата Василия Григорьевича Сперанского, занимавшего по окончании курса в той семинарии, светскую должность в Тамбове.

Уже в молодых летах Иаков Григорьевич почувствовал влечение к иноческой жизни и желание не искать славы в миру. По окончании в 1860 году курса Тамбовской Духовной семинарии «некоторое время занимал должность делопроизводителя последовательно у двух мировых посредников Тамбовской губернии, но пребывание в миру не удовлетворяло Иакова Григорьевича, и он в 1864 году променял мирскую жизнь на подвиги поста, послушания и молитвы, для чего избрал Вышинскую пустынь».    

21 августа 1864 году он был зачислен в число указанных послушников Шацкой Вышенской пустыни.

21 июля 1865 года он был покрыт рясофором, 13 февраля 1866 года пострижен в монашество с именем Тихон, в честь прославленного в 1861 году святителя Тихона Воронежского и Задонского, а 24 июля 1866 года монах Тихон был рукоположен в сан иеродиакона.   

Любовь отца Тихона к своему святому покровителю святителю Тихону Задонскому была безгранична: «До самой смерти в изголовьях его постели находилось живописное изображение сего Святителя», а сочинениями Святителя он положительно зачитывался.

И в этой святой обители Промыслом Божиим он стал учеником, а впоследствии и духовником величайшего мыслителя своего времени, писателя и аскета, святителя Феофана Затворника, избравшего для подвигов эту уединенную обитель.

Начало своей монашеской жизни он начал при настоятеле этой святой обители архимандрите Аркадии, который мудро управлял обителью целых 45 лет, с 1862 года по 1907 год.

Деятельность архимандрита Аркадия на пользу России, Русской Православной Церкви и общества не могла не снискать к нему внимания начальства. Он уже в 1867 году возводится в сан архимандрита, затем был избран Почетным членом Попечительства о бедных воспитанниках Тамбовской Духовной семинарии, Председателем Попечительства о таковых же воспитанниках Шацкого Духовного училища, Почетным Членом Тамбовского Епархиального Училищного Совета, Почетным Попечителем церковных школ Шацкого уезда. Он имел все награды, начиная с наперсного креста и ордена святой Анны III степени и кончая орденом святой Анны I степени; имел знак Российского Общества Красного Креста; золотой наперсный крест с бриллиантовыми украшениями из Кабинета Его Величества.

При архимандрите Аркадии пустынь стала руководствоваться строгим общежительным уставом, что благоприятствовало развитию монастыря и духовным подвигам братии. Пустынь стала не только духовным, но и просветительским центром.

Вышенская Успенская пустынь «находится в Шацком уезде, Тамбовской епархии, на правом берегу реки Выши, в полуверсте от впадения ее в реку Цну, в двадцати пяти верстах от города Шацка. На настоящем месте существует Вышенская пустынь с 1625 года. Это видно из копии с отводной памяти, написанной по грамоте Великия старицы Инокини Марфы Иоанновны, матери Царя Михаила Феодоровича. Начало свое пустынь Вышенская получила ранее 1625 года, и существовала только неизвестно сколько именно лет, на ином месте, в восьми верстах от настоящего, вверх по реке Выше, на левом ее берегу… Устное предание, издревле хранящееся, говорит и о причинах, побудивших монахов перейти на настоящее место. Предание это гласит так: монахи Вышенской пустыни на старом месте терпели беспрестанные обиды от лесных жителей – мордвы, в то время еще не крещеной, а потому и вынуждены были удалиться оттуда на безопасное место».

Именно на эту уединенную и затерянную в лесах обитель и обратил внимание Преосвященный Феофан (Говоров), будущий Затворник. Такое положение монастыря привлекало в него многих ищущих уединенной жизни.   

Еще в молодости Георгий Васильевич Говоров встретился с известным старцем Киево-Печерской Лавры иеросхимонахом Парфением. Строгий аскет, день и ночь пребывавший в непрестанной молитве, отец Парфений оказал на него огромное влияние.

15 февраля 1841 года с разрешения академического и высшего духовного начальства ректором Киевской Духовной академии архимандритом Иеремией (Соловьевым) был совершен чин пострижения в монашество Георгия Васильевича Говорова с именем Феофан, что значит «Богом явленный», в честь преподобного Феофана Исповедника Сигрианского.

Уже, будучи монахом, отец Феофан сподобился попасть на Святую Землю, где он стал трудиться в Русской Духовной миссии (1847-1854 гг.).

Согласно воспоминаниям И.А. Крутикова, «будучи на Востоке, наряду с официальной деятельностью «иеромонах Феофан делал и то, к чему влекло его сердце: так, он знакомился с подвижнической жизнью на Афоне, в Египте и Лавре Саввы Освященного и сам старался подражать им, изучал писания древних аскетов, для чего рылся в библиотеках Востока, стараясь найти для себя нужные, полезные рукописи. Феофан занимался переводом по частям творений св. отцов, греческого Добротолюбия. Сверх того, Феофан в Иерусалиме же приобрел некоторые знания в еврейском и арабском языках, имея те или иные житейские отношения к евреям и арабам, составляющим значительную часть населения Иерусалима и его окрестностей. Необходимость заставила узнать французский язык, ибо это был язык всех официальных и письменных международных сношений. Феофан значительные познания приобрел здесь и опытность в деле сношения с иноверцами,  на деле узнал, в чем заключается сила их пропаганды и слабость, и потому сам мог с успехом противодействовать вредным для Православия стремлениям католицизма и протестантства и другим подать надежный совет».

В 1861 году Преосвященный Феофан (епископ Тамбовский и Шацкий в 1859-1863 гг.) принял участие в прославлении святителя Тихона Задонского, которого сильно почитал и высоко ценил. Святитель Тихон Задонский оказал очень большое влияние буквально на все мировоззрение Феофана Затворника.

В 1866 году Преосвященный Феофан написал прошение об уходе на покой и поселился в Вышинской пустыни в маленьком деревянном домике с церковью. Его духовником впоследствии и стал игумен Тихон (Ципляковский).

О причинах добровольного оставления епископом Феофаном архиерейской кафедры и ухода на покой, а затем в затвор, его биографы высказывают следующие суждения.

Профессор Иван Корсунский писал, что епископ Феофан относился к числу тех архипастырей, которые были склонны к уединенной жизни и непрестанной молитве. «Невозможно было всегда, непрестанно молиться архипастырю, обремененному множеством дел епархиального управления, находившемуся на поприще служения архиерейского в одной из обширнейших епархий, какою была, например, епархия Владимирская. Невозможно было также всегда соблюсти и того спокойного, возвышенного настроения духа, которое подобало для того, чтобы Господь вселился и обитал в нем, чтобы исполнены были такие правила подвижнического жития в иночестве, как: непрестанно молись, пребывай в безмолвии, бегай шума мирского, восприми кротость и терпение».

Духовник святителя Феофана игумен Тихон (Цыпляковский) свидетельствует, что святитель «сильно тяготился многосложностью своих обязанностей, не дававших ему возможности сосредоточиться в самом себе и заниматься излюбленным им делом – изучением Священного Писания и отеческих творений. Его тянуло в тишину уединенной кельи, к мирной жизни вдали от мира и его суеты».

Тамбовский биограф и один из первых исследователей трудов святителя Феофана П.А. Смирнов приводит слова святителя в его письме к митрополиту Санкт-Петербургскому Исидору (Никольскому): «Я ищу покоя, чтобы покойнее предаться занятиям желаемым (духовному писательству), но не дилетантства ради, а с тем непременным намерением, чтобы был и плод трудов – не бесполезный и ненужный для Церкви Божией. Имею в мысли служить Церкви Божией, только иным образом служения», а своему родственнику святитель написал еще более четко: «Я с молодых дней этого искал и просил, чтобы никто не мешал мне пребывать непрестанно с Богом».

Намереваясь полностью посвятить себя молитве и богословским трудам, в сентябре 1866 года «Владыка Феофан отправил в Св. Синод одно за другим два прошения, в которых говорил, что скудость содержания и хлопотливые способы добывать его не дадут ему покоя при управлении обителью. Посему просил уволить его от управления обителью и исходатайствовать ему пенсию». Это сообщение оставил в своих воспоминаниях игумен Тихон (Цыпляковский), который был духовником святителя Феофана и в годы его затвора, с разными перерывами на другие послушания, жил в Вышенском монастыре.

В сентябре 1866 года Святейший Правительствующий Синод постановил уволить Преосвященного епископа Феофана от управления Вышенской пустынью, предоставить ему право служения, когда пожелает, подчинить ему по церковно-богослужебной части братию Вышенской пустыни так, что бы они совершали с ним церковные службы по его назначению, предоставить в его распоряжение занимаемый им флигель, обязав пустынь приспособить, ремонтировать, исполнять желания епископа относительно трапезы и назначить ему пенсию в 1000 рублей со дня увольнения на покой от управления Владимирскою епархиею, т. е. с 17 июня 1866 года.

Теперь уже окончательно претворилось в жизнь его заветное желание и настало время для постоянной молитвы, изучения Священного Писания и творений святых отцов, время для работы над переводами и обширной переписки.

26 июля 1868 года иеродиакон Тихон (Ципляковский), по словесному распоряжению Преосвященного Феодосия (Шаповаленко), епископа Тамбовского и Шацкого, который сменил на кафедре святителя Феофана Затворника, был перемещен в Тамбовский Архиерейский дом и 11 сентября того же года рукоположен Владыкой в сан иеромонаха.

Но «жизнь в губернском городе была не по сердцу искателю уединения и иноческих подвигов, вследствие чего иеромонах Тихон вскоре отправился на Афон, с целью там остаться навсегда».

Искатель уединения и иноческих подвигов иеромонах Тихон по благословению святителя Феофана, который всегда помогал ему своими не только советами, но указаниями и даже деньгами во время паломничества.

Паломничество традиционно на Руси называли благочестивым делом: «Понимая православное благочестие как истинную и святую веру, а самое главное – исполнение требований и правил христианской жизни, ибо "вера без дел мертва" (Иак. 2,20), русские люди воспринимали паломничество, в отличие от западно-христианской традиции, как святое, божественное дело.

Вообще у богомольцев было всегда особое восприятие Святой Земли. Паломник, сходивший пешком в Святую Землю, посетивший Константинополь, Святую Гору Афонскую, вызывал у соотечественников заслуженное уважение.

В воспоминаниях Н. Ларина, родственника игумена Тихона, опубликованных в 1915 году, рассказывается об этом паломничестве: «Он познакомился с одним боголюбцем, который, собираясь поклониться святым местам Палестины, как человек состоятельный, предложил дяде сопровождать его к местам поклонения, принимая все расходы по путешествию за свой счет. Мысль побывать в местах, освященных пречистыми стопами Богочеловека, всегда была вожделенною для иеромонаха Тихона; поэтому он с величайшей радостью согласился на предложение благочестивого мирянина, имя коего я, к сожалению, не припомню. Сподобившись поклониться Живоносному Гробу Господню и прочим святыням Востока, иеромонах Тихон прибыл, наконец, к порубежному столпу Православия – на св. Афонскую Гору, где, распростившись, вероятно, с благодетелем, и решился остаться навсегда. Отсюда он пересылал в свое отечество на имя своего брата, священника прихода села Аксеновки Спасского уезда Ивана Григорьевича Ципляковского, книги, брошюры и картины издания Св. Горы для продажи желающим. Но как ни дорог был Афон сердцу дяди моего, однако навсегда остаться здесь ему не удалось: слабость здоровья принудила его оставить место, с которым он мысленно не расставался за весь период остальной своей жизни».

И он вернулся в Россию, в родную Вышенскую пустынь: «При всем желании поклоннику св. мест не довелось остаться на Афоне… Недостало сил и решимости навсегда оставить родную Россию… Много нашлось и других причин немаловажных. Испробованы и разные роды жизни… Пустынное пребывание с двумя – нравилось больше, но и оно имело много неудобств для немощного. Пришлось со скорбью, слезами, а затем радостно воротиться в родные края».

Отец Тихон, с открытой Богу душой и чистым сердцем, совершив большое странствие по святым местам Востока, посетив Святой Град Иерусалим, Святую Гору Афон,  – вернулся в Вышинскую обитель, впитав в себя богатейший мир великих христианских святынь. Именно в это время, скорее всего и началось духовное сближение отца Тихона со Святителем Феофаном.

10 мая 1871 года он был официально зачислен в штат обители и 8 июля 1872 года награжден набедренником. Так в эти годы в графе «Послушание» записано «Исправлял череду священнослужения и письмоводителя при отце настоятеле».

Но уже вскоре, в 1874 году, ради послушания иеромонах Тихон вновь оставил Вышинскую пустынь и исправлял должности казначея и эконома в Лебедянском Свято-Троицком монастыре.

10 апреля 1874 года он был определен в штат Свято-Троицкого мужского монастыря в городе Лебедяни и назначен казначеем, а с 1 июля по 1 ноября того же года исправлял должность настоятеля.

С 1 января 1876 года по 7 февраля 1877 года иеромонах Тихон вновь исправлял должность настоятеля Лебедянского Свято-Троицкого монастыря.

По указу епископа Тамбовского и Шацкого Преосвященного Палладия (Ганкевича) 7 февраля 1877 года он был переведен на должность эконома Тамбовского Архиерейского дома.

По инициативе Преосвященного Палладия в 1877 году был возобновлен Тамбовский церковно-исторический Комитет, объединивший лучший церковных историков епархии. Иеромонах Тихон активно включился в эту работу и 26 марта 1877 года «По вниманию к усердной и полезной службе Всемилостивейше награжден наперсным крестом, от Святейшего Синода выдаваемым».

2 ноября 1877 года отец Тихон указом Преосвященного Палладия был определен членом Епархиального Попечительства о бедных духовного звания, а 13 апреля 1878 года возведен в сан игумена «За весьма честное поведение, усердную и весьма полезную службу».

В июле 1879 году по желанию братии Темниковского Санаксарского Рождества Богородицы монастыря игумен Тихон избран настоятелем этой обители и 15 сентября того же года утвержден Святейшим Синодом.  Нельзя не отметить, что выбран он был на настоятельскую должность по общему и единогласному желанию всей Санаксарской братии и в связи с тем, что прежний ее настоятель игумен Иларий не мог более управлять обителью по расстроенному своему здоровью, испросив себе увольнение на покой в Саровскую пустынь.

В рапорте епископа Тамбовского и Шацкого Преосвященного Палладия отражена и прекрасная характеристика на отца Тихона: «Благочинный монастырей Архимандрит Аркадий при рапорте от 26-го того же июня за № 115, представил акт выбора в настоятеля Санаксарского монастыря, из которого видно, что иеромонахи, иеродиаконы и монахи 25 числа июня, по совершении Божией Матери молебна в их главном Рождество-Богородицком храме, в полном собрании в общественной трапезе, избрали единодушно и единогласно себе в Санаксарский монастырь настоятелем Темниковского Архиерейского Дома эконома, Игумена Тихона, который, как им известно, поступил сначала в общежительную Вышенскую пустынь, а потом был в общежительном Лебедянском монастыре Казначеем и исправлял там должность настоятеля: следовательно, он вполне знаком с порядками монастырского общежития. Сверх того, Игумен Тихон им известен, как отличный человек».

Монастырь этот был основан в 1659 году в Царствование Алексия Михайловича в трех верстах от уездного города Темникова (сейчас Темниковский район Мордовии), на левом берегу реки Мокши. Место под будущую обитель дал житель города Темникова дворянин писец Лука Евсюков, пригласивший из Старо-Кадомского монастыря первого строителя и настоятеля игумена Феодосия, построившего в 1676 году, по благословению Патриарха Московского и всея Руси Иоасафа, первый храм обители в честь Сретения иконы Божией Матери Владимирской.

Название свое монастырь получил от расположенного под его стенами небольшого озера Санаксар (что на местном наречии означает буквально: «лежащее в болотистой ложбине у возвышенности»).

Период возобновления обители связан с именем Феодора (Ушакова) (настоятель 1764-1774 гг.). Крупным благодетелем обители был выдающийся адмирал флота Российской Империи Федор Федорович Ушаков.

По примеру древних обителей палестинских и русских, постановлено было в монастыре приезжающих и приходящих богомольцев всякого звания принимать и по возможности успокаивать во всем: в помещении, пище и в духовных нуждах.

Наряду с Саровской пустынью Санаксарский монастырь был в те годы подлинным духовным центром России, имел много сановитых почитателей в Санкт-Петербурге и Москве.

Будучи настоятелем Санаксарского монастыря, отец Тихон заботился о духовном воспитании братии, но и не оставлял плодотворной писательской деятельности.

В 1885 году тщанием игумена Тихона было издано «Историческое описание Темниковского Санаксарского монастыря». Издание мгновенно стало библиографической редкостью, и было переизданное вторично в 1888 году.

В 1881 году также вышла из печати еще одна книга отца Тихона «Общежительная Вышенская Успенская пустынь, исторический очерк и описание оной», напечатанная и на страницах Тамбовских епархиальных ведомостей в том же году.

Игумен Тихон, «замечательный подвижник благочестия, бывший с 1879 по 1884 год настоятелем Санаксарского монастыря, взял на себя труд составить обширное жизнеописание и подготовить к печати поучения, фрагменты бесед и несколько писем преподобного Феодора Санаксарского; это чрезвычайно важное собрание было им опубликовано в Тамбовских епархиальных ведомостях за 1886 год, а затем вышло отдельным изданием». 

22 марта 1882 года игумен Тихон «За усердную службу на благо монастыря» был удостоен «Благословения Святейшего Синода», а 15 мая 1883 года «за отлично усердную службу» награжден орденом святой Анны III степени.

4 декабря 1884 года по ходатайству епископа Тамбовского и Шацкого Преосвященного Палладия игумен Тихон был вновь переведен на должность настоятеля в Лебедянский Свято-Троицкий монастырь.  

Но многоразличные скорби, сопряженные с управлением монастырями, расстроили и без того слабое здоровье отца игумена Тихона, вследствие чего он в 1886 году он вынужден был подать прошение на имя Владыки епископа Тамбовского и Шацкого Преосвященного Виталия (Иосифова) удалиться на покой.

В своем рапорте от 14 марта 1886 года в Святейший Правительствующий Синод Преосвященный Виталий писал: «Вверенной мне епархии, Лебедянского заштатного Троицкого монастыря настоятель, игумен Тихон, вышел ко мне прошением об увольнении его по расстроенному здоровью и особенной склонности к уединенной жизни, от непосильной для него в настоящее время должности настоятеля монастыря и о перемещении на жительство в число братства Шацкой Вышенской пустыни, где он полагал начало монашеской жизни, с желанием остаться там навсегда, или, в крайнем случае Саровской. Из личных объяснений с игуменом Тихоном я убедился в непреклонности его намерений оставить настоятельский пост и удалиться на покой в число братства пустыни, и признаю благополезным не удерживать его на занимаемом им ныне месте». 

В том же рапорте Преосвященный Виталий предложил Святейшему Синоду переместить на место настоятеля Лебедянского Свято-Троицкого монастыря архимандрита Полиевкта (Пясковского), впоследствии епископа Рязанского и Зарайского, исполняющего в данное время должность настоятеля Трегуляевского Иоанно-Предтеченского монастыря Тамбовской епархии. А на место архимандрита Полиевкта предложил Святейшему Синоду протоиерея Свято-Троицкой церкви города Тамбова Григория Смирнова, совершив перед этим его пострижение в монашество и рукоположение во архимандрита, который «не смотря на свои уже немолодые лета, крепок и бодр, энергичен и деятелен, хороший педагог, он избран духовником, признан Консисторией и одобрен Епархиальным училищным Советом в наблюдатели Тамбовских церковно-приходских школ, а как пастырь высокой нравственности».  

Нельзя не отметить, что прошение Преосвященного Виталия было полностью одобрено и утверждено Святейшим Синодом. Архимандрит Полиевкт (Пясковский) 4 апреля 1886 года был перемещен на должность настоятеля Лебедянского Свято-Троицкого монастыря и управлял им до 17 декабря 1888 года.  Протоиерей Григорий Смирнов был пострижен в монашество 4 мая 1886 года, а 6 мая того же года рукоположен в архимандрита и назначен настоятелем Трегуляева монастыря, которым управлял до самой своей смерти, последовавшей 2 ноября 1892 года.  

31 марта 1886 года по ходатайству Преосвященного Виталия и указом Его Императорского Величества из Святейшего Синода за № 694 игумен Тихон был определен в Вышенскую пустынь по расстроенному здоровью на покой. На данном указе стоит пометка «Исполнено 4 апреля 1886 года».

Будучи настоятелем монастырей, он «почувствовал, что настоятельское служение оказалось ему совсем не по плечу. Строгий к самому себе, он стремился возложить это не для всех удобоносимое ярмо и на вверенную ему братию, и в этом отношении, по отзыву более опытных наставников, даже кое-где переходил границы. Его посылали в монастыри в качестве исправителя. Воспитанный на святоотеческих книгах, он думал и старался, что жизнь монастыря устроена "по книжному". Но увы! Теория далеко оказывалась неприменимою на практике. Вследствие этого вверенная ему монастырская братия подчас совсем не могла понять своего настоятеля и не могла также оценить его благих начинаний. Настоятельское служение игумена Тихона в Темниковском Санаксарском монастыре было для него по истине тяжелым крестом. Здесь он уже окончательно убедился в том, что не только хорошим, но и даже заурядным настоятелем он быть не мог. Наряду с подвижничеством требовалось кое где и кое в чем сообразоваться  и с мудростью века сего, на что, у него, как он сам выражался, совершенно недоставало смекалки. Неудивительно поэтому, что между ним и вверенною ему братиею всегда ощущалось какое-то непреодолимое средостение. Это чувствовали его подчиненные, а более их чувствовал и сознавал он сам».

Сам же отец Тихон в своем прошении на имя епископа Тамбовского и Шацкого Преосвященного Виталия так описал свои немощи: «Долгое время принуждая себя к посильному несению, возложенного на меня послушания Настоятельского, я наконец чувствую постоянно крайнее изнурение от болезни, в силах физических, а от того и духом изнемогаю. Со смирением умоляю Ваше Преосвященство, Милостивый Архипастырь, благоволите уволить меня, немощного и духом и телом, от должности Настоятеля Лебедянского монастыря и перемещением меня в число братии Шацкой Вышенской пустыни, где я полагал начало монашеской моей жизни, не думая никуда исходить оттуда, и да сподобит меня Господь и окончить там мою жизнь».

Оказавшись вновь в родной Вышенской пустыни,  игумен Тихон предался столь радостным для него аскетическим подвигам. Первое время он чувствовал себя довольно бодро, так что участвовал в соборных служениях, ходил в трапезу и даже исполнял обязанности законоучителя местной церковно-приходской школы. Но усилившееся болезненное состояние заставило отца Тихона от всего этого отказаться, и он практически не покидал своей кельи, выходя из нее только для посещения храма Божьего и кельи Святителя Феофана, став его духовным отцом.

Интересно отметить, что Святитель Феофан в своем строгом затворе никого не принимал и не удостаивал разговорами, за исключением: «Настоятеля Вышинской пустыни архимандрита Аркадия (Честонова), духовника игумена Тихона (Ципляковского), бывшего настоятеля Темниковского Санаксарского и Троицкого Лебедянского монастырей, подвижника и духовного писателя, с 1886 года проживавшего в Вышинской пустыни на покое, и келейника монаха Евлампия (Феодорова), и сообщается с миром только письменно. Здесь же, в затворнической келье святителя, располагавшейся на втором этаже одного из монастырских корпусов, был обустроен домовый храм в честь Богоявления Господня, где он в полном уединении совершал богослужение».

Отец игумен Тихон имел великую любовь к Святителю Феофану Затворнику, которого почитал за старца, руководителя своего в монашеской жизни.  Все, что было связано с именем Феофана Затворника, было дорого и свято для него.

После преставления Святителя Феофана игумен Тихон практически ежедневно посещал его могилу. Конечно, общение с таким величайший подвижником благочестия, каким был Святитель Феофан, не могло не повлиять на внутренний мир отца Тихона. Он сильно тяготился различными должностями и искал келейного уединения.

Будучи на покое, отец Тихон продолжил заниматься писательскими трудами. Его перу принадлежит немало историко-статистических описаний монастырей, биографических исследований, материалов по истории Церкви, описаний жизни подвижников благочестия и назидательных духовно-нравственных сочинений.

В течение своей жизни игумен Тихон вел большую духовную переписку с различными людьми, активно публиковал свои материалы на страницах «Душеполезных чтений», «Тамбовских епархиальных ведомостей», немало его сочинений было издано отдельными книгами. Известный духовный писатель Сергей Александрович Нилус писал: «Назначение и цель христианского писателя – быть служителем Слова, способствовать раскрытию в Нем заключенной единой истины в ее бесконечно-разнообразных проявлениях в земной жизни христианина и тем вести христианскую душу по пути Православия от жизни временной в жизнь вечную во Христе Иисусе Господе нашем».

И игумен Тихон служил на этом поприще как мог, будучи подлинным сеятелем слова! Особенно ему удавалось донести до читателя подвижническую жизнь какого-либо служителя Божия, ибо он не только сам ярко горел, как свеча пред иконами, но и всегда старался освящать путь и другим.  

Так, на страницах «Тамбовских епархиальных ведомостей» за 1889 год, отец Тихон рассказал о блаженной кончине «смиренного послушника-труженника Петра Ивановича Салтыкова-слепца». В течение нескольких лет этот труженик, по словам отца Тихона близкий «его товарищ», будучи совершенно слепым, жил в Вышенской пустыни и служил для всей братии живым примером истинной веры и силы духа. «Кажется, все до одного жильцы Вышенские с радостною любовью взирали на своего собрата, видя в нем искреннего богомольца, ибо покойный всех поименно, с настоятеля до самого малейшего послушника, поминал ежедневно на Божиих службах, особенно литургиях… Много-много молился приснопамятный брат наш слепец (ясновидящий) и в храме Божием и в келии».    

Большую любовь имел игумен Тихон к старцу святому преподобному Серафиму Саровскому. Его вера в святость отца Серафима была живой и непреложной. В своей многочисленной переписке он советовал людям иметь живую веру в заступничество отца Серафима, в его ходатайство пред Господом Богом и скорое исполнение просимого. Неоднократно отец Тихон в письмах называет старца Серафима «Ангел – молитвенник Саровский».

Имел он великую любовь и к городу Арзамасу (называя этот город «Русский Сион»), его святыням: «Глядеть на Арзамас и его св. храмы – радость; а бывать в храмах постоянно – радость и сладость Господня!»

Отец игумен был лично знаком и ставил в своих письмах в пример настоятельницу Алексеевской общины (впоследсивии монастырь) города Арзамаса игуменью Евгению, тетку будущего Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Сергия и старшую дочь протоиерея Иоанна Дмитриевича Страгородского.

На многотрудном поприще настоятельницы обители Господь судил игуменье Евгении подвизаться в течение многих лет. За свои плодотворные и ревностные труды по устройству монастыря духовными властями она была неоднократно отмечена различными наградами.

В период настоятельства игуменьи Евгении в Алексеевской обители сохранялись правила и монашеский устав, заведенный в обители еще в начале XIX века, с благословения старца Санаксарской обители Федора Ушакова. По инициативе настоятельницы для духовных потребностей в монастыре была создана библиотека, в которой хранились книги по истории Церкви, поучения и творения Святых Отцов, жизнеописания подвижников, различные религиозно-нравственные журналы. Наряду с этим настоятельница состояла в различных общероссийских благотворительных и просветительских организациях. Она была ревностна в исполнении иноческих уставов, строга к себе и милосе6рдна к другим.

С годами здоровье отца игумена Тихона становилось все более и более слабым, но он, хотя и через силу, старался никогда не оставлять посещения храма Божия.

Много скорбей перенес в своей жизни своей отец игумен Тихон. Но более чем болезни телесные, его терзали «многоразличные огорчения от людей… Ревностный настоятель, истинный инок, конечно, не мог равнодушно видеть уклонений от иноческого жития и всеми зависящими от него мерами старался добре управить вверенное ему стадо».

Ведя обширную переписку со многими духовными и светскими лицами «весьма отчетливо отображается подвижнический образ о. игумена, наипаче же его глубокое смирение… А по кончине святителя Феофана для некоторых лиц о. Тихон своими письмами положительно заменил преосвященного и таким образом явился продолжателем дела приснопамятного затворника Вышинского, к  молитвенной помощи и наставлениям которого прибегал не только при жизни святителя, но и по кончине его».

Все сильнее и сильнее тревожили отца игумена Тихона желудочные боли, и все более и более он уповал на милость Христову:  «Да, я и больной, кажись бы и грешить то уж сил нет и нечем, а все грешу, богатею грехами, немощами, а пуще всего не оскудею никак злыми навыками, – прежде усвоенными и тиранствующими даже и в больном теле».  

Из келейного своего уединения, тяжело болеющий, он не переставал следить за всеми выдающимися событиями, происходящими как в Русской Православной Церкви, так и делами государственно-общественными.

Так, в дни Священного Коронования Их Императорских Величеств, в 1896 году, появляется в «Душеполезном чтении» статья его, посвященная сему пресветлому торжеству, статья, из которой видно, какой истинный сын своего Отечества был отец Тихон.

В том же 1896 году уже отдельной книгой вышло слово игумена Тихона о восшествии на престол Государя Императора Николая II. Книга называлась «К великому и пресветлому торжеству священного коронования благочестивейших наших Государя Императора Николая Александровича и Государыни Императрицы Александры Федоровны».

Особенно болезненно отец игумен воспринимал современные проявления «зловерия и неверия человеческого, до глубины души болел о сем старец… Особенно занимал его вопрос о достойном прохождении великого и святого служения иерейского, и в связи с сим о задачах духовного образования и воспитания».

Нельзя не упомянуть и о важном событии в жизни Вышенской пустыни, о событии, свидетелем которого был сам отец игумен. Это посещение обители Великим князем Сергеем Александровичем, братом Государя Императора Александра III Миротворца, и его супругой Великой княгиней Елисаветой Феодоровной.   

В 1886 году на страницах «Тамбовских епархиальных ведомостей» было опубликовано повествование, написанное игуменом Тихоном, о пребывании Их Императорских Высочеств с 12 по 15 сентября 1886 года в имении князя Эммануила Дмитриевича Нарышкина.

Эммануил Дмитриевич Нарышкин (1813-1901 гг.) — обер-камергер, крупный землевладелец и благотворитель, единственный сын гофмейстера, богатейшего человека своей эпохи Дмитрия Львовича Нарышкина и знаменитой красавицы Марии Антоновны Святополк-Четвертинской. За свою просветительскую деятельность и благотворительность Э.Д. Нарышкин неоднократно удостаивался благодарственного рескрипта Государя Императора Александра II.

По отзывам современников, Эммануил Дмитриевич «был благородным, скромным, великодушным, не бойким на словах, но умный на деле». А граф Сергей Юльевич Витте характеризовал его «как честнейшего, благороднейшего дворянина и царедворца».

Э.Д. Нарышкин скончался в Санкт-Петербурге, погребен был на кладбище Тамбовского Казанского мужского монастыря – самом почетном тамбовском некрополе. К сожалению, этот некрополь был уничтожен в годы атеистического безумия.

Вторая жена Эммануила Дмитриевича (с 1871 года) — Александра Николаевна Чичерина (1839-1919 гг.), дочь Н.В. Чичерина и родная сестра Б.Н. Чичерина, известного юриста и философа, профессора Московского университета, родная тетка советского наркоминдела Г.В. Чичерина. За заслуги мужа была пожалована в кавалерственные дамы ордена святой Екатерины (малого креста) (15.05.1883 года) и в статс-дамы двора (в 1915 году).

После кончины супруга Александра Николаевна продолжила дело благотворительности. В годы Русско-японской войны активно участвовала в создании лазаретов для раненых солдат. Живя подолгу в Тамбове, занималась его благоустройством, за деятельность на благо Отечества и Тамбова по решению городской Думы в 1914 году ей было присвоено звание почетной гражданки Тамбова.

Имение Нарышкиных «Быкова Гора» имело славную историю, которая восходит ко временам Императора Петра Великого. Именно здесь на Быковой Горе, счастливые Нарышкины, Эммануил Дмитриевич и Александра Николаевна, в 1870-х годах своими неутомимыми стараниями построили уникальный усадебный комплекс. «Усадьба на Быковой Горе стала летней резиденцией Нарышкиных, где царил особый уклад жизни со своими традициями и ритуалами. Здесь не было ничего не продуманного, все подчеркивало утонченный вкус владельцев. Центром усадьбы стал просторный двухэтажный барский дом (частично сохранившийся до наших дней). Здание с замысловатыми стрельчатыми окнами, закрытыми переходами, средневековыми башенками и резными балконами, с которых открывался живописный вид на пойменные луга реки Цны… В одной из зал барского дома располагалась обширная библиотека, насчитывающая сотни томов бесценных книг, периодических изданий на русском и иностранных языках. Во всех комнатах усадьбы, в том числе в специальной молельной, висели иконы с лампадами, среди которых находилась и чудом сохранившаяся до наших дней особо чтимая фамильная икона с изображением небесных покровителей семьи – мученика Мануила и великомученицы Екатерины. Особое место в усадебном комплексе занимала миниатюрная деревянная церковь в исконно русском строго православном стиле, возведенная Э.Д. Нарышкиным в честь святой вмч. Екатерины, небесной покровительницы его первой жены, о которой он навсегда сохранил добрую память».

В 1871 году, еще до полного затвора, по просьбе Эммануила Дмитриевича Нарышкина, домовую церковь в честь великомученицы Екатерины освятил Преосвященный Феофан.

В сентябре 1886 году именно здесь, на Быковой Горе, останавливались Августейшие паломники Великий князь Сергей Александрович, его брат Великий князь Павел Александрович и Великая княгиня Елисавета Феодоровна. Нарышкины оказали им торжественный прием с осмотром имения, всех местных достопримечательностей. Все вместе они молились за Богослужением в усадебном храме и дважды посетили Вышенскую пустынь. 

Описание этого паломничества было включено в книгу архимандрита Тихона и А.Н. Панина «Паломничество Великого Князя Сергея Александровича и Великой Княгини Елисаветы Феодоровны в Вышинскую пустынь, Святой град Иерусалим и Ярославскую губернию», изданную в 2010 году в рамках совместного проекта Нижегородского Вознесенского Печерского монастыря и благотворительного фонда «Возрождение культурного наследия». Описание также вошло и в альбом архимандрита Тихона и А.Н. Панина «Паломничества Ее Императорского Высочества Великой княгини Елисаветы Феодоровны по святым местам», изданный в рамках того же проекта в 2014 году.  

Святитель Феофан, пребывающий в это время в обители в полном затворе, не сделал исключение для Высоких паломников. Принимая иногда в затворе лиц духовного звания, святитель Феофан не делал исключения для мирских почитателей. У них имелась возможность общаться с ним только путем переписки.

Преосвященный ограничился передачей Высоким паломникам в благословение Вышенской иконы Божией Матери и своих сочинений, а Его Высочество Сергей Александрович и его супруга Великая княгиня Елисавета Феодоровна пожаловали свои фотографические кабинетные портреты святителю и настоятелю монастыря архимандриту Аркадию. 

Феофан Затворник Вышенский скончался 6 января 1894 года в великий праздник Богоявления.

Недолго прожил отец Тихон без своего дорогого аввы.  Господь послал блаженную кончину ему. Как написал один Вышенский инок: «Умилительно слышать псаломския слова, которые и по ныне часто сбываются: честна пред Господом смерть преподобных Его. Покойный о. игумен пред смертью 8 суток ничего не ел и кроме малой меры воды ничего не пил, ибо стомах его ничего не принимал. Вечером, накануне смерти, о. игумен пожелал причаститься св. Христовых Таин и пособороваться, что и исполнили три иеромонаха с диаконом, при большом стечении монашествующих, в числе коих был и я. Но не верилось мне, что заутра не будет с нами отца игумена; все время соборования он сидел невозмутимо, усердно молился Богу, часто взывая к Нему…

Соборование кончилось. О. игумен трогательно со всеми простился, и иноки с молитвою на устах разошлись по кельям. На ночь с о. Тихоном остался один старичок-послушник, который рассказывал после, что о. игумен от усилившейся болезни всю ночь напролет не спал. Бодрствовал с ним и старичок, но в преполовившейся ночи заснул. Когда же проснулся старичок, то с удивлением увидал о. игумена спокойно сидящего в кресле, в котором он часто, сидя по немощи, маливался. Старичок сначала подумал, что о. игумен, успокоившись, уснул, но оказалось, что он уснул крепким, непробудным сном и нескоро встанет». 

Игумен Тихон отошел ко Господу 23 декабря 1896 года и был погребен в Вышенской пустыни у алтаря монастырского Казанского собора.

Его житие ярко раскрывает богатый духовный мир почившего и может послужить всем нам ориентиром и спасительным маяком в нашей жизни.  

Со святыми упокой, Христе Боже, душу усопшего раба Твоего игумена Тихона и сотвори ему Вечную память!

Ныне на месте братского кладбища в Вышинской обители у алтаря Казанского собора стоит большой деревянный крест и сохранилось несколько надгробных камней и плит от кладбища, перенесшего лихие атеистические годы. К сожалению, могильной плиты отца Тихона не сохранилось или она пока еще сокрыта от нас.

Летом 2019 года А.Н.Панин посетил Вышенскую пустынь и от имени всего Императорского Православного Палестинского Общества возложил цветы к поклонному кресту, посетил музей Святителя Феофана Затворника, помолился у его святых мощей и передал в библиотеку обители новые книги.

В настоящее время готовится издание новой книги А.Н. Панина «Родной истории дыхание», в которой будет помещена большая биографическая статья об отце Тихоне (Ципляковском). Также эта статья будет помещена в ближайшем выпуске журнала «Нижегородская Старина».  

 
 
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика
Создание сайтов
Студия Level Up